• "Omnis qui quaerit invenit"

    Из школьного курса я хорошо усвоил: Ленинград - колыбель пролетарской революции, но не стоит забывать, что помимо этого, он является колыбелью отечественного страхования. Именно здесь, были основаны и располагали свои правления, крупнейшие страховые учреждения Российской империи.

«FIRE MARKS, или Страховые доски в России»

В.Н.Борзых

Из истории появления страховых досок

Традиция использования при страховании от огня fire marks восходит к концу XVII века. После знаменитого Большого пожара в Лондоне в 1666 году, когда за 5 дней было уничтожено 13 тысяч частных и общественных строений, местные домовладельцы стали создавать компании страхования от огня. Поскольку муниципальных пожарных учреждений в то время еще не было, для борьбы с огнем каждое из возникавших страховых обществ создавало собственную дружину.

Появление страховых учреждений со своими пожарными, работавшими на одной территории, создало определенную проблему. В те времена немногие улицы в английских городах имели названия, а нумерация домов вообще отсутствовала. Ориентироваться в незнакомом городском районе и тем более определить принадлежность частных домов было очень трудно. Собравшись на дым, пожарные, материально заинтересованные в тушении застрахованных зданий, начинали прежде всего выяснять между собой, кто имеет право на тушение. Споры нередко заканчивались массовой дракой, происходившей на фоне успешно горевшего строения, и дело по некоторым английским источникам, иногда доходило до смертоубийства.

Для предотвращения подобных ситуации необходимы были опознавательные знаки, которые бы наглядно свидетельствовали, что дом вообще застрахован и в каком именно страховом обществе. Такими знаками и стали первые лондонские «fire marks» (в букв. перев. с англ. — «знаки огня, пожара») — окрашенные в несколько цветов свинцовые таблички с названием страхового учреждения, изображением его фирменного знака и цифрами внизу — ном ром полиса, по которому строение было застраховано. Клиенты получали fire mark вместе с полисом и крепили их на фасады своих домовладениях. Появление первых страховых досок английские исследователи относят к 1682 году.

Зародившаяся в Лондоне практика использования страховых досок постепенно распространилась на другие английские города: между 1682 и 1880 годам доски выпустили более чем 150 страховых компаний. Из Англии мода на доски перешла в европейски страны, а в XIX — первой половине XX века они ста новятся непременным знаком «огневых» страховых учреждений всего мира. География их распространения: от США на западе до Японии на востоке, от Канады на севере до Новой Зеландии на юге. Свои дос ки были даже в колониях с такими экзотическим названиями, как Британская Гвинея, Маврикий и др. С течением времени меняется назначение страховых досок. Уже в начале XIX века по мере повсеместного развития почтовой системы и, следовательно введения нумерации домов и названий улиц, «опознавательная» функция досок отходит на второй план, они все больше становятся элементом наружной рекламы страховых компаний.

В первой половине XIX века вместе с европейским, прежде всего германским опытом страхования доски (die Feuerversicherungs-Schilder — в букв. перев. с нем. — «вывески (таблички) страхования с огня») приходят в Россию. Трудно точно сказать, когда была изготовлена первая российская страховая доска, но первая акционерная страховая компания появилась у нас в 1827 году, однако о ее ранних доска ничего не известно. Достоверно известно, что после своего учреждения в 1835 году страховые доски стало выдавать своим клиентам «Второе российское страховое от огня общество». Позднее в России доски использовали все акционерные, городские взаимные и земские учреждения, страховавшие имуществ от огня.

Назначение и общее описание страховых досок в России

Страховые доски обычно представляют собой oкрашенные в два-три цвета (и более) оригинальные металлические таблички с названием страхового учре-ждения. Кроме того, на досках акционерных страховых компаний нередко присутствуют их фирменные знаки, а доски обществ городского взаимного и земского (губернского) страхования, как правило, имеют изображения городских и губернских гербов.

При страховании строений общество выдавало «большую» или «среднюю» доски. По форме, окраске и тексту они в основном идентичны и отличаются лишь размерами и назначением. Большие страховые доски — высотой в среднем 25 см — крепились в хорошо видимых, но труднодоступных местах на фасадах зданий, а среднего размера (высотой 10-12 см) — у входа или на двери застрахованной квартиры. Самая крупная из известных страховых досок фабричного производства — одновременно и одна из самых ранних. Она принадлежала старейшему «Российскому I страховому от огня обществу», учреждённому в 1827 году. Доска изготовлена на рубеже 1870 — 1880-х годов из меди, ее размеры — 33×40 см. Первоначальные краски неизвестны.

Одна из ранних досок  Российского страхового общества.

Одна из ранних досок Российского страхового общества.

Страховая доска выдавалась вместе с полисом страхования от огня, специальную плату за нее не взимали.Многолетнее существование и широкое распространение страховых досок в России объясняется широким спектром функций, которые они выполняли. Прежде всего, привлекая внимание обывателей, доски рекламировали конкретное страховое учреждение. Кроме того, косвенно они выполняли и функцию социальной рекламы, пропагандируя саму идею страхования — лучшего финансового инструмента, придуманного людьми для защиты от всякого рода несчастий. С другой стороны, собственнику недвижимости, несомненно, импонировало обладание многоцветной, зачастую необычной формы страховой доской. Он с чувством удовлетворения крепил ее к своему дому: такой ‘знак отличия’ как бы подчеркивал его высокое социальное положение в глазах окружающих. Размещение досок на застрахованном строении имело и немаловажный практический смысл: пожарные видели, представителей какой страховой компании нужно вызвать (не без определенной материальной выгоды для себя) на крупный пожар, чтобы те предприняли оперативные меры для уменьшения ущерба.

Доска Взаимное земское страхование Харьковской губернии

Доска Взаимное земское страхование Харьковской губернии

Страховая доска Харьковского земства с «родными» красками. Была выпущена, судя по гербу, до 1887 года

Особое психологическое значение в России имели страховые доски на домах в сельской местности, где соседи нередко сводили счеты друг с другом, поджигая постройки. При наличии страховки, о чем наглядно свидетельствовала доска, этот способ мести терял вою привлекательность.

Страховые доски, в ряде случаев даже одного страхового учреждения, разнообразны по форме, деталям художественного оформления и цветовой гаммe. Обычно они были овальной или прямоугольной, реже- круглой, квадратной, ромбовидной, шестигранной, восьмигранной или неправильной формы. Единственная российская доска треугольной формы: принадлежала Тамбовскому городскому взаимному страховому от огня обществу

Г.182  
Фасадная доска  «Тамбовское взаимное страхование 1899» с гербом губернского города Тамбова. Цинк, 23,2  х 27 см.  Между 1899–1918 гг. Ч.с 
(при содействии М.М.Любашевского)

Г.182
Фасадная доска «Тамбовское взаимное страхование 1899» с гербом губернского города Тамбова. Цинк, 23,2 х 27 см. Между 1899–1918 гг. Ч.с
(при содействии М.М.Любашевского)

Жесть, 27×23 см, 1900-е гг. Первоначальные краски неизвестны. Цветовая реконструкция

Нередко доски, символизируя защитную функцию страхования, выглядят как небольшой щит. Это наиболее характерно для досок Русского страхового от огня общества. Как видно на иллюстрации, доски этого общества были и самыми патриотичными — они несут цвета российского «триколора».

Страховые доски изготавливались в фабричных условиях способом штамповки или литья и обычно имеют рельефную поверхность. Плоские доски встречаются чрезвычайно редко. На всех на них есть следы кустарного производства: форма проста, изображение отсутствует, а текст написан вручную красками по трафарету.

Первоначально российские страховые доски штамповались из меди или латуни. В 1880-х годах в России появилась цветная печать на жести — пластичной тонколистовой стали. Жесть покрывали слоем олова, десятилетиями предохранявшего ее от коррозии. С того времени началось массовое изготовление жестяных страховых досок. В конце XIX века в стране была налажено производство цинка, и значительное количество досок стали изготавливать из прочного цинкового сплава методом литья под давлением. Дошедшие до наших дней цинковые доски, как правило, утратили красочный первоначальный слой и стали светло-серого цвета без малейших следов коррозии. Их толщина достигает 3-4 мм. Примечательно, что большинство цинковых досок принадлежит страховым учреждениям губерний и городов юга европейской части Российской империи: Полтавскому, Таврическому, Тульскому, Харьковскому земствам, взаимным страховым обществам Астрахани, Екатеринославля (ныне Днепропетровск), Киева, Одессы. Это обстоятельство связано с тем, что промышленное производство цинка началось в 1890-е годы на юге России, во Владикавказе, Терской области (ныне Северная Осетия).

Доска Киевского общества взаимного страхования. Литьё, цинк

Доска Киевского общества взаимного страхования. Литьё, цинк

Доска Киевского городского взаимного страхового от огня общества. Цинк. Первоначальные краски не установлены

Очень редко, но встречаются российские страховые доски, отлитые из чугуна. Первоначально краски на доски наносились вручную, а затем использовали технику, которую тогда называли хромолитография (правильнее металлохромия — окрашивание металлов гальваническим способом). Эмалью были покрыты только доски Владивостокского городского и акционерного Варшавского обществ. Доски акционерных страховых компаний изготовлялись централизованно и пересылались из центра в региональные агентства. Но некоторые из них имеют столь оригинальную форму, что их появление можно объяснить только специальным заказом (подобно тому, как в то же время награжденные орденами заказывали их себе сами у частного ювелира). Пример тому — не имеющая аналогов цинковая доска страхового общества «Якорь». На страховых досках, сохранивших «родные» краски, нередко есть названия фирм-изготовителей: хромолитографий по жести С.А.Трайнина и В.Андерсена (С.-Петербург), фабрик металлических изделий Г.А.Хаймовича (С.-Петербург) и Д.Вальтух (Одесса), ревельских — фабрики металлических коробок С.Элиана и товарищества ‘Жесть’, хромолитографии Э.К.Интце (Рига) и других.

Классификация досок и некоторые особенности изображений и текстов на них.

Российские страховые доски разделяются прежде всего по их принадлежности к страховым учреждениям различных организационных форм. Свои доски, обычно несколько вариантов, были у всех акционерных компаний, большинства городских взаимных страховых от огня обществ, а также у губернских земств, специализировавшихся на страховании в сельской местности.

Что касается акционерного страхования, то в особую группу можно выделить доски компаний, повторяющие их фирменные (товарные) знаки. Это относится прежде всего ко ‘Второму российскому страховому от огня обществу’, учрежденному в 1835 году, а также к страховым компаниям «Саламандра» (1846), «Надежда» (1847), «Якорь» (1872) и «Россия» (1881). Фирменные знаки этих страховых обществ не были просто декоративными. Напротив, они несли конкретную смысловую нагрузку, связанную с идеей страхования, и тем самым пропагандировали его.

Доска Варшавского страхового общества. Металл, горячая эмаль

Доска Варшавского страхового общества. Металл, горячая эмаль

Классический символ страхования от огня — мифическая птица Феникс. Согласно древнеегипетским и античным верованиям, она, прожив несколько сот лет и предчувствуя приближение смерти, сжигала себя на костре, но возрождалась из пепла молодой. Изображение птицы Феникс традиционно использовалось для оформления досок многими одноименными страховыми компаниями Старого и Нового Света (Англия, Германия, Испания, Франция, США и др.).

В России отечественной страховой компании под названием «Феникс» никогда не существовало, но образ птицы Феникс оказался востребованным ‘Вторым российским страховым от огня обществом’. Доски этой компании необычайно выразительны. На четырех известных вариантах их оформления изображена омолодившаяся мифическая птица, восстающая с распростертыми крыльями из затухающего костра. Под изображением, как на гербах средневековой знати, лента с девизом страховщика: «Отъ огня возрождаюсь».

Латунная доска. Второго Российского страхового общества.

Латунная доска. Второго Российского страхового общества.

На досках огневого товарищества «Саламандра», более пяти десятилетий изображали другой символ огневого страхования — саламандру. По античным и средневековым представлениям, это похожее на ящерицу мифическое существо не может сгореть. Напротив, саламандра живёт в стихии огня и символизирует его дух.

Доски российских страховых обществ «Надежда» и «Якорь» тоже повторяют свои фирменные знаки, в основе изображения которых был якорь — традиционный символ надежды и спасения.

Точно воспроизведен на страховых досках фирменный знак дореволюционного страхового общества «Россия». Он имеет глубокий смысл. Основа композиции — восьмиугольная звезда, состоящая из двух наложенных друг на друга четырехугольников с вогнутыми сторонами. Эти элементы характерны для чудотворной иконы Богоматери «Неопалимая Купина», которая на протяжении столетий была широко известна в России. Особенность иконы в том, что она почиталась православным большинством населения страны как «оберег» от пожара. Использование в композиции фирменного знака и страховой доски «России» знакомых многим иконографических мотивов должно было отождествить в глазах людей божественную силу и страховое общество. Они по-разному, но защищают от стихии огня.

Доска страхового общества "Россия"

Доска страхового общества "Россия"

Изображение и текст на страховых досках акционерных обществ со временем менялись. У старых компаний, возникших в первой половине XIX века, вид досок трансформировался по мере изменения эстетических представлений современников: другими становились шрифт, написание цифр и изобразительные элементы.

В конце XIX века многие страховавшие только от огня общества начали расширять круг своих операций за счет развития страхования жизни, транспортного и иных видов страхования. На досках старейшего Российского страхового от огня общества в 1896 году появилось слово «Первое» и исчезло сочетание «от огня», что было связано с официальным переименованием компании, переставшей быть только «огневой». В том же году и по той же причине утратили это сочетание «от огня» названия Русского, Коммерческого, С.-Петербургского страховых обществ и товарищества ‘Саламандра’ и их доски. Кроме того, на досках компании «Саламандра» исчезло изображение саламандры в огне, они стали чисто текстовыми. В 1904 году дело дошло и до «Второго страхового от огня общества»: на досках компании не стало девиза «От огня возрождаюсь», а позднее исчезло и изображение птицы Феникс.

В 1914 году, после начала Первой мировой войны, из-за переименования столицы в Петроград изменили свои названия на «Петроградское» С.-Петербургское общество страхований и С.-Петербургское городское. общество взаимного от огня страхования. Соответствующим образом изменились и надписи на досках.

Автору известны многочисленные варианты досок всех акционерных страховых компаний, когда-либо работавших на территории Российской империи. Единственное исключение — учрежденное в 1893 году в С.-Петербурге «Восточное общество товарных складов, страхования и транспортирования товаров, с выдачею ссуд». Оно занималось «огневым» страхованием с 1899 года, однако о его досках ничего не известно.

По примеру акционерных компаний в России доски использовали в практике огневого страхования городские страховые общества, губернские земства и частные взаимные страховые организации. На досках учреждений городского взаимного и губернского земского страхования часто помещались слова: «городское взаимное общество» или «земское страхование» и воспроизводились гербы соответствующих городов и губерний. Но их названия встречаются на этих досках не всегда. Это объясняется тем, что страховая деятельность городских обществ и земств ограничивалась своим регионом, и обыватели легко определяли принадлежность доски по гербу на ней. Некоторое количество досок взаимных обществ из небольших городов — чисто текстовые.

В России было несколько частных (отраслевых) страховых учреждений, осуществлявших страхование от огня. К старейшим относилось учрежденное в 1872 году «Киевское общество взаимного от огня страхования свеклосахарных и рафинадных заводов», объединившее большинство предприятий этой отрасли на юге России. В 1903 году под названием «Российский Взаимный Страховой Союз» возникло крупное страховое объединение текстильных фабрикантов московского региона. Существовали Общество взаимного страхования от огня имущества мукомолов (1905 г.) и Общество взаимного страхования от огня имущества горных и горнозаводских предприятий Юга России (1909 г.). Кроме того, с 1899 года работали Общество взаимного страхования от огня имущества землевладельцев Киевской, Подольской и Волынской губерний и аналогичное общество в Виленской, Витебской, Гродненской, Минской и Могилевской губерниях (1900 г.). Страховых досок, относящихся к этим учреждениям, обнаружить не удалось.

Раритетом считаются доски московского страхового общества «Русь», относящегося к категории частных взаимных предприятий. Общество начало свои операции по страхованию от огня в 1912 году, у него был относительно небольшой портфель договоров, и, следовательно, оно выпустило малое количество досок. Они необычны, поскольку выполнены по технологии модных в начале XX века рекламных плакатов на металле. Доски формы древнерусского щита представляют собой сложную многокрасочную композицию с детально проработанными самыми незначительными элементами изображения. На рисунке земного шара можно даже прочитать, правда, с помощью увеличительного стекла, названия морей.

В центре доски общества «Русь» воспроизведен традиционный в Российской империи образ Матери-Родины — это женщины в боевых доспехах с мечом и щитом в руках. Фигура на доске твердо стоит на четверти земного шара с надписью «Русь», а фоном ей служат силуэты Москвы. На щите, который символизирует готовность Матери-Родины защищать своих подданных, читается надпись: «Взаимное страховое общество «Русь». Совпадение формы щита в ее руках и формы самой доски как бы подчеркивает, что главная цель общества — защита его клиентов, которые, поскольку общество «взаимное», являются совладельцами компании и одновременно отдают в него «на страх» свое имущество

Доска Страхового Общества "Русь"

Доска Страхового Общества "Русь"

На некоторых досках акционерных и городских взаимных страховых обществ есть цифры «1827», «1835», «1857» и т.д. Многие полагают, что это даты изготовления самих досок. Однако это не так — цифры соответствуют годам, когда общества были учреждены. Исключение — страховые доски Екатеринославского городского взаимного страхового от огня общества и губернского земства. Видимые на них цифры «1787» — составная часть герба Екатеринославской губернии. В тот год императрица Екатерина II посетила город своей славы — Екатеринославль (ныне — украинский Днепропетровск).

На досках российских взаимных страховых учреждений нередко встречается изображение рукопожатия. Этот ныне забытый интернациональный символ взаимности и братства был в свое время широко распространен в России. В частности, его можно было видеть на документах и предметах масонских обществ, закрытых аристократических клубов, артелей, кооперативов и других организации, построенных на принципе взаимной круговой поруки.

Г.85   
Доска «Красноярское городское общество взаимного страхования от огня». Жесть, 27 х 21  см. 
Между 1903–1918 гг.  
Компьютерная реконструкция Д.Р.Никулина

Г.85
Доска «Красноярское городское общество взаимного страхования от огня». Жесть, 27 х 21 см.
Между 1903–1918 гг.
Компьютерная реконструкция Д.Р.Никулина

На некоторых страховых досках есть слова, отражающие особенности объекта страхования. Так, на доске Иркутского городского общества взаимного страхования, учрежденного в 1884 году, кроме названия компании есть надпись «бесплатное за 15 лет». Это означает, что строение, на котором висела эта доска, было 15 лет застраховано во взаимном обществе и премия за его страхование более не взимается.

На доске Иркутского городского страхового от огня общества, почти буквально воспроизводящей губернский герб (утвержден в 1878 году), отразился и геральдический казус. В процессе упорядочения российской символики во второй половине XIX века петербургские чиновники решили исправить то, что им показалось ошибкой в геральдическом описании герба, утвержденном столетием раньше: «В серебряном щите черный бегущий бабр с червлеными глазами, держащий во рту червленого соболя». «Бабра» в описании, те есть тигра — на местном наречии, они исправили на «бобра». Художник-геральдист, похоже, не стал спорить с начальством. В результате тигр, изображенный на прежнем гербе, на новом превратился в речного грызуна-вегетарианца с окровавленным соболем в пасти! По этому поводу Владимир Даль в «Словаре русского языка», изданном в 1880-е годы, ехидно заметил, что в иркутском гербе тигр (бабр) переделан «на бобра, коего там нет, а бабры заходят».

Г.70-2  
Фасадная доска «Казанское городское о-во взаимного страхования. 1884» с гербом Казанской губернии и надписями на русском и арабском языках. Жесть, 29 х 21,5 см. Конец XIX–начало XX в.   Внизу надпись о фирме-изготовителе: «Т-во «Жесть» Ревель».
Ч.с.

Г.70-2
Фасадная доска «Казанское городское о-во взаимного страхования. 1884» с гербом Казанской губернии и надписями на русском и арабском языках. Жесть, 29 х 21,5 см. Конец XIX–начало XX в. Внизу надпись о фирме-изготовителе: «Т-во «Жесть» Ревель».
Ч.с.

На российских страховых досках иногда встречается название компании на двух языках. Так, на доске Эстонского общества взаимного страхования, работавшего в городах Юрьеве и Пернове (современные Тарту и Пярну, Эстония), надпись на двух языках — русском и эстонском. Самый яркий образец дореволюционной двуязычной страховой доски — на доске Казанского городского общества взаимного страхования, на которой надписи сделаны на русском и арабском языках.

Коллекционирование страховых досок в России и за рубежом.

Сколько образцов может быть в полной коллекции русских страховых досок? С 1827 года на протяжении 90 лет в Российской империи огневое страхование в общей сложности осуществляли 19 акционерных компаний, которые совместно выпустили не менее 100 разновидностей встречались на фасадах частных домов в Поволжье, в северных областях России, на Урале и в Сибири. В этих местах жили когда-то состоятельные люди и не было разрушительных сражений Великой Отечественной войны. Сегодня увидеть настоящую страховую доску, даже в провинции, — это экзотика. На сайтах небольших старинных городов краеведы с сожалением констатируют, что там, где когда-то были доски с названиями «Саламандра», «Якорь» и других компаний, на фасадах домов остались лишь темные пятна.

Впрочем, если внимательно смотреть, то и сейчас в ряде мест можно обнаружить дореволюционные |страховые доски на старинных домах под слоями краски и штукатурки. Даже в Москве.

Двадцать лет назад страховыми досками интересовался у нас только узкий круг любителей старины, и ценовой эквивалент лучшей из них не превышал стоимости бутылки местной водки.

Существуют два основных источника поступления старинных российских страховых досок на московский рынок. Основной — это коллекционеры, которые начали собирать доски в конце 1960-1970-х годах. Поскольку в то время эти предметы не представляли собой никакого коммерческого интереса, собирательство досок было уделом отдельных энтузиастов — архитекторов, геологов, краеведов, которые сами, часто с большими приключениями, снимали их с домов. Очень крупные коллекции, созданные таким образом, до недавнего времени были у частных лиц в Иркутске, Краснодаре, Тамбове, несколько — в Москве. Их владельцы не занимались изучением страховых досок, ограничиваясь в основном их хранением и демонстрацией знакомым. Этим объясняется и разнобой в наименовании коллекционерами страховых досок — «страховой знак», «шильдик», «жетон», «табличка», «щиток» и даже «жестяная бляха».

Второй канал поставок страховых досок в Москву организован так называемыми «чердачниками» — профессиональными искателями ценностей на чердаках и в подвалах старых жилых построек на просторах нашего отечества. Поступления от них можно приобрести в столичных клубах коллекционеров, на вернисаже в Измайлово и ряде других мест. В антикварных магазинах страховые доски встречаются довольно редко.

Очень важны для коллекционеров вопросы атрибуции страховой доски, то есть установления даты ее изготовления, а в случае отсутствия на доске названия страхового учреждения — ее принадлежности.

Если говорить о датировке, то изначально очевидно, что страховая доска периода Российской империи была изготовлена в промежутке от года начала работы по страхованию от огня соответствующего акционерного, городского взаимного или земского страхового учреждения до 1918 года, когда они были ликвидированы. Исключение составляют доски пяти акционерных компаний, обанкротившихся еще в конце XIX — начале XX века. Более точную датировку помогают установить состав металла, из которого они изготовлены, и анализ стилистических особенностей шрифта и изображений на них.

На досках городских взаимных обществ и земств нередко отсутствует текстовое указание на их территориальную принадлежность (например, на доске есть только слова «Взаимное страхование»), но их легко атрибутировать, если имеются городские или губернские гербы. В случаях, когда на досках нет ни названия территории, ни герба, установить их принадлежность конкретному страховому учреждению можно только с помощью людей, снимавших эти доски с домов в определенной местности.

Автор достаточно долго искал ответ на вопрос о принадлежности одной такой доски с надписью «Городское общество взаимного от огня страхования. Российский союз обществ». Было очевидно, что речь идет о городском обществе, входившем в перестраховочный Российский союз обществ взаимного от огня страхования, созданном в 1909 году. Но таких обществ в 1917 году в союзе насчитывалось 174. В каком же городе работало то, что использовало эту доску? Михаил С, художник из Краснодара (до революции — Екатеринодар), страстный собиратель досок, уверял меня, что когда-то десятками снимал такие доски со старых домов своего города. На некоторое время я уверился, что это доска Екатеринодарского городского страхового общества, учрежденного в 1913 году. Оказалось — не совсем так. Предприниматель Дмитрий Н. показал мне точно такую же доску, снятую им со старого дома в Ижевске, где городское общество работало с 1915 года. Позже я узнал, что такую же доску нашли в Хабаровске, где городское общество возникло в 1912 году.

Страховые общества этих трех городов объединяет то, что они появились только в 1910-е годы и состояли членами перестраховочного Российского союза, а также и то, что оригинальные доски этих обществ неизвестны. Напрашивается вывод — эти молодые общества в работе использовали однотипные страховые доски, принадлежавшие Российскому союзу обществ взаимного от огня страхования.

Кто сейчас собирает российские страховые доски? Есть несколько десятков относительно крупных частных коллекций, но число их постоянно уменьшается. Этому есть объяснение — много досок в квартире не повесишь, а хранить их в чемоданах под диваном не очень интересно. Более перспективным представляется формирование корпоративных коллекций. В Москве собрания страховых досок уже украшают офисы ряда страховых компаний.

Наиболее полная коллекция отечественных страховых досок в настоящее время находится в собрании Национального музея российского страхования, организованного более шести лет назад страховой компанией «Россия». Она насчитывает сотни раритетов и постоянно пополняется.

Ценность страховой доски, поступившей в Музей страхования, определяется в первую очередь ее редкостью и степенью сохранности. К особо редким относятся доски, которые полностью или частично сохранили полихромную декорировку, то есть «родные» краски.

Страховые доски, попавшие в основную коллекцию Музея, проходят всестороннюю профессиональную реставрацию. После этого восстанавливается колер доски, если он известен или установлен по остаткам оригинальных красок на самом предмете. В случаях, когда цветовая гамма неизвестна, то до момента установления подлинных красок в ряде случаев осуществляется художественная реконструкция доски. О том, допустимо ли это, можно, конечно, спорить, но неоспоримым остается факт, что доски в цвете привлекают большее внимание посетителей музея. Таким образом, цветовая реконструкция досок способствует популяризации этих малоизвестных предметов.

Доска страхового общества "Москва"

Доска страхового общества "Москва"

В начале 1920-х годов, после создания системы Госстраха, в практике отечественного огневого страхования, которое реанимировали старые специалисты, вновь стали использоваться страховые доски. Они несли на себе новую государственную символику — гербы СССР, РСФСР, других союзных республик, фирменный знак и название (логотип) Госстраха. Страховые доски советского периода тоже встречаются на фасадах частных домов, но особого интереса пока не вызывают. Исключение — доски 1920-1930-х и редкие доски 1950-х годов с двуязычными текстами (на русском и на одном из языков народов СССР).

Примерно с 1920-х годов fire marks стали объектом изучения, а также частного и корпоративного коллекционирования в США, Канаде, Великобритании, Германии, Франции, Италии — странах, имеющих вековые традиции ‘огневого’ страхования. Существует ряд национальных ассоциаций собирателей страховых досок, есть и литература на эту тему. Fire marks, в основном английские и американские, ежедневно присутствуют на сайте международного Интернет-аукциона eBay. Старинные российские страховые доски там не встречаются. В последнее время за рубежом развивается коммерческое производство копий (репликаров) fire marks, которые можно заказать через Интернет.

 


  • "FIRE MARKS, или Страховые доски в России"

    Fire marks представляют собой окрашенные в несколько цветов металлические таблички с названиями страховых учреждений. Часто на них бывают изображения фирменных знаков (торговых марок) страховых компаний или гербов территорий, где они работали.